Золотодобывающий сектор Мали после переворота

Золотодобывающий сектор Мали после переворота

Каковы последствия августовского переворота в Мали для инвесторов? Для малийцев, которые заполнили улицы Бамако в конце августа, поддерживая военных после переворота и свержения правительства президента Ибрагима Бубакара Кейты, вопросы экономики могли казаться второстепенными. Однако не диверсифицированная экономика сахельского региона стоит на краю пропасти. Широкомасштабные санкции, введенные в ответ на переворот, со стороны Экономического сообщества западноафриканских государств (ECOWAS), включают закрытие всех границ страны и прекращение финансовых потоков.

В условиях серьезной политической нестабильности инвесторы, не входящие в стабильный золотодобывающий сектор, нервничают. Сведение к минимуму экономического ущерба от второго переворота в Мали за восемь лет потребует быстрого перехода от военного к гражданскому правлению.

Мали встретила пандемию коронавируса после в целом успешного года. Малийская экономика оказалась на удивление устойчивой. Хотя две трети страны фактически находятся под контролем или влиянием вооруженных групп, в Мали в 2019 году зафиксирован экономический рост в 5,1% благодаря быстро развивающемуся золотодобывающему сектору и исключительному росту сельскохозяйственного производства.

В Мали достаточно успешно сдерживается  распространение COVID-19, который относительно поздно пришел в страны Африки к югу от Сахары. Хотя карантинные меры угрожали вызвать экономический спад, ударив по цепочкам поставок, денежным переводам и городской экономике, финансы страны в итоге выиграли от обвала цен на сырую нефть и растущей силы основы малийского экспорта — золота.

Дело в том, что во времена кризиса золото традиционно рассматривается как надежное вложение, цена на него выросла. Через две недели после того, как в начале августа 2020 года цена на товар достигла рекордной отметки в 2072 доллара за унцию, — группа солдат-повстанцев задержала Ибрагима Бубакара Кейта, президента Мали, вынудив его подать в отставку. Пока малийцы аплодировали на улицах, ECOWAS, Африканский союз и международное сообщество, в том числе Франция и США, выразили серьезную обеспокоенность и потребовали от повстанцев перехода к гражданскому руководству с последующими выборами через 12 месяцев.

Через несколько дней после переворота ECOWAS ввела санкции в отношении Мали, закрывая границы и сокращая торговлю. Поскольку Мали не имеет выхода к морю, эмбарго изолировало страну в финансовом отношении и перекрыло ей доступ к жизненно важным морским портам, что привело к росту цен. Международные транзакции и финансирование остаются заблокированными, как и банкоматы. Мали является частью зоны западноафриканского франка, поэтому центральный банк находится не в Мали, а в Дакаре.

Акции горнодобывающих компаний, владеющих малийскими участками, упали после переворота. Акции Hummingbird Resources и Resolute Mining, котирующиеся на лондонских биржах, упали на 12 и 14% соответственно, а акции канадской B2Gold, которая управляет рудником Fekola на юго-западе Мали, упали на 8%.

В середине сентября региональные лидеры встретились с полковником Ассими Гойта, лидером военной хунты Мали, чтобы настоять на возвращении к гражданскому правлению. «Эта страна больше не может позволить себе откладывать формирование ответственного правительства», — сказала президент Ганы Нана Афуко-Аддо.

В конце сентября избранный повстанцами комитет назначил бывшего министра обороны Бах Ндау президентом 18-месячного переходного правительства, которое проведет в Мали выборы. «Мы приняли принципы ECOWAS», — сказал полковник Гойта. «В ближайшие дни ECOWAS должна снять эти санкции». Спустя несколько дней Ндау назначил бывшего министра иностранных дел Моктара Уана премьер-министром, выполнив еще одно из условий ECOWAS об отмене санкций.

Перспективы.

Мали может столкнуться с длительным периодом нестабильности, который подорвет бизнес и доверие инвесторов и будет препятствовать притоку капитала из-за границы. Даже при наличии переходного правительства повстанческие движения на севере затруднят проведение выборов.

Инвесторы, работающие в Мали, пока придерживаются «выжидательного» подхода. Режим санкций может продлиться до двух месяцев, а политическая нестабильность до двух лет. Никаких признаков массового исхода не наблюдается. Инвесторы ожидают чем закончится текущий политический кризис.

 Мали давно страдает от терроризма, межобщинного и исламистского насилия. Кейта победил в 2013 году, пообещав заняться борьбой с коррупцией, но вызвал резкую критику за политику семейственности и финансовые растраты. Мали не в состоянии обеспечить безопасность на своем раздираемом войной севере, что мешает ее экономике по-настоящему расти. Мали остается самой опасной базой миротворческих сил ООН.

В 2019 году 43% малийцев находились в крайней бедности, несмотря на впечатляющее производство сельскохозяйственной продукции в последние годы, особенно хлопка. В долгосрочной перспективе изменение климата и быстрый демографический рост поставят под угрозу продовольственную безопасность в регионе. Страна полагается на региональных партнеров, особенно на Сенегал и Кот-д’Ивуар, и имеет большой дефицит текущего бюджета.

Даже если политическая стабильность вернется, общее впечатление о Мали как о нестабильном регионе может заставить новых инвесторов искать более стабильные альтернативы, особенно прибрежные страны, такие как Бенин, Сенегал и Кот-д’Ивуар.

Однако, вряд ли негативные перемены коснутся золотодобывающего сектора, на который приходится 7% ВВП и 30% государственных доходов. Горнодобывающие компании, хорошо знакомые с рисками работы в Мали, по-прежнему остаются на месте.  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес e-mail.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню